Все истории на kronwerk.su
На главную страницу

Истории из жизни




Смешные истории из жизни #9263

Страшное наказание Эту историю мне рассказал знакомый следователь. Было у него дело: на пляже нашли труп парня, да еще и со следами изнасилования. По делу проходит подозреваемый, и он "голубой". И вот сидит он в КПЗ, разговаривает со следователем (моим знакомым), тот, зная о его ориентации, пытается выяснить это дело: — Ну может вы не договорились про ceкc, и ты его грохнул из-за этого? Подозреваемый, конечно же, отнекивается. И тут в кабинет входит другой "следак", не знающий о ceкcуальных особенностях подозреваемого, и сходу орет на него, пытаясь запугать: — Если ты не расскажешь, зачем и как ты его убил, я посажу тебя в камеру к матерым уголовникам, и они будут тр@хать тебя всю ночь своими толстыми членами. И что ты теперь скажешь? Подозреваемый (как рассказывал друг-следователь) с такой тайной надеждой в голосе: — А ВЫ НЕ ОБМАНЕТЕ?!!!


Отдыхали в начале лета на даче у друга. Рыбалка, баня, шашлычок и все в этом духе. Ближе к вечеру друг вспомнил, что у него есть две древние пневматические винтовки, и предложил пострелять по банкам. Расположились метрах в 10-12 от мишеней и начали. Быстро натешились, т.к. по банкам было попасть не трудно. Решили заменить их на пробки от пластиковых бутылок на гвоздиках, а потом и на маленькие зеленые яблочки, сантиметра три в диаметре, подвешенные на ниточках. Стрелять стало веселее. Азарта добавлял легкий ветерок и лес на заднем плане, на фоне которого в момент прицеливания яблоки были еле видны. Причем тут моя жена? За те шесть лет, что мы вместе (из них 4 женаты), я в ее руках оружия не видел ни разу, разговоров о стрельбе тоже мы не заводили. Когда она попадала по банкам, мы не обращали на это внимание - все попадали. Когда она сбила все пробки, мы просто ее немного подкалывали. Когда она попала во все яблочки, чего не смог сделать даже хозяин винтовок, нашему удивлению уже не было предела... Но когда она *** две нитки, на которых висели и покачивались на ветру едва различимые яблоки... В линзах... Со зрением -6... Дальше стрелять было уже не интересно, а повод для размышлений у меня появился.


В Италии издается научно-популярный журнал "Фокус", в котором есть раздел "Вопросы и ответы", где читатели спрашивают самые абсурдные вещи, а редакция журнала по мере сил старается на них отвечать. Однажды был такой вопрос: "Что будет, если проглотишь экскременты?" Ответили так: "Если собственные - то ничего. Чужими можно отравиться!" Короче, любителям экстремального секса и поклонникам творчества де Сада стоит задуматься. Был у нас студент из Пакистана - парнишка спокойный, молчаливый, всегда ходил с гордо поднятой головой. Жил в общежитии, но особо ни с кем не дружил. Как-то раз собрались мы в приятной компании, как часто бывало. Пришел и он, пил водку, как все. Потом раскрепостился, расслабился, да и высказал все, что у него на душе наболело. Оказалось, очень ему, страдальцу, было неприятно жить в окружении проституток и собак! (Хотел, наверное, сказать "блядей и козлов", но был слишком хорошо воспитанным молодым человеком.) Выяснилось, что проститутками являлись все особи женского пола. Ну а мужики - собаками. Почему собаками? Да потому, что позволяли проституткам над собой командовать! Участники застолья, хоть и относились все поголовно к одной из вышеуказанных категорий, на провокацию никак не повелись. Никто не закричал истеричным голосом: "Бей мусульманскую гниду!" Да и зачем? Мы же учились в Крыму, и среди нас было много татар, а они, как всем известно, хоть и мусульмане, но люди хорошие, мы с ними по-братски жили, хлеб-соль делили, план вместе курили. Лишь много лет спустя, общаясь с людьми из разных стран и различных социальных сословий - с тунисским официантом, с инженером-турком в Берлине, с таксистом в Дубае, с парикмахером в Египте - пришло понимание, что наш пакистанский собрат по alma mater - не единственный в своем роде. На свете есть очень много людей, которые искренне порицают и презирают то, что нам с рождения кажется естественным. И когда они - чтобы улучшить собственное материальное положение или даже просто сбегая от войны - переселяются сюда, в мир неверных, их ненависть не остается дома, а эмигрирует вместе с ними. Христианство, хоть и натворило в свое время немало бед, сейчас выдохлось, его яд еще курсирует по телу, но уже в относительно безобидной форме. Мусульманское же говно должно еще продемонстрировать свою силу. Оно нас или убьет, или сделает нас сильнее.


Наблюдала намедни, как подружкины дети (4 и 7 лет) к отходу ко сну готовятся... Младшенькая всех кукол-плюшевых мишек в кроватки укладывает, одеялками укрывает.. Ее старший братик помогает, одеялки поуютнее подтыкает, подушечки поправляет... Младшенькая начинает колыбельную мурлыкать. Идиллия, да и только. А братик ее хватает свой игрушечный автомат Калашникова, направляет дуло на игрушки, и страшным голосом рычит "Спать!". Подруга, смахивая слезу умиления:"Сынуля летом в первый раз в лагерь съездил..."


Жареный суп как торжество абсолютной лени В Академию связи я попал после училища связи еще с двумя товарищами. Т.е. к моменту поступления в вуз я уже имел опыт самостоятельного жития, отдельно от родителей. А готовить я научился еще раньше, в длительных походах по горам и вылазкам выходного дня на ночевки. Товарищи, с которыми я поступал в академию после училища тоже имели опыт самостоятельной жизни. Соседи же наши по общежитию покинули родительский дом впервые и, соответственно, собственного кулинарного опыта не имели. Поэтому частенько перед готовкой они обращались за советом к нам, как к более опытным старшим товарищам. Поскольку настоящий кулинар никогда не оперирует определенным количеством, а всегда колдует и использует ингредиенты «на глазок», некоторые блюда «учеников» бывали безнадежно пересолены, пережарены, недоварены, но, с приходом опыта, удавались все лучше, только изредка вызывая добродушные подтрунивания. Еще один момент – и я, и мои друзья готовить не только умели, но и любили. У нас не было проблем найти дежурного по кухне. Вот насчет помыть посуду или убраться в комнате — разногласия возникали постоянно, а насчет приготовить – не помню ни разу. У соседей все было с точностью до наоборот. Помыть посуду – это запросто. А вот готовить… Мало того, что неинтересно, так еще можно и подзатыльников наполучать за очередную порцию испорченной продукции. Однажды я ребятам рассказал, как мы, отдыхая на море, сварили очень густой суп и ели его потом три дня, разбавляя водой. Идея упала на благодатную почву и у соседей подобной консистенции супы вошли в регулярное меню. Впрочем, ребята пошли еще дальше, и превратили одно блюдо сразу в два, а то и три. Как? Очень просто. Варится настолько густой суп, что он больше похож на кашу. И потом, в зависимости от предпочтительного меню, может употребляться как в качестве первого (помните рекламный слоган «просто добавь воды»?), так и в качестве второго. Насыпание «супа» половником в сковородку стало нормальной картиной на нашей общей кухне, а вопросы «суп погреть или пожарить?» и «мужики, жареный суп будете?» стали традиционными. Рецепты гороховых супов опытным путем доводились до рецептов горохового пюре с картошкой, морковкой и копченостями. Гречневые супы превращались в гречневые каши с картошкой, луком и тушенкой. Суп из макарон из кастрюли не выпадал, даже если ее переворачивали вверх дном. Утром суп жарился, в обед разбавлялся водой, а на «праздничный» ужин использовался в качестве закуски.



Наверх к списку историй